strike

Право граждан на забастовку является одним из основополагающих  прав человека. Статья 24 Конституции Республики Казахстан гарантирует гражданам право на забастовку. Кроме  того, Казахстан ратифицировал конвенцию № 87 Международной Организации Труда «О свободе  объединения и защите права на организацию»,  которая имеет силу международного договора и приоритет перед законами РК.

Данная конвенция устанавливает право работников на забастовку со следующими целями:    -повышение оплаты труда и улучшение условий труда, выполнение  работодателем условий коллективного договора,   -решение вопросов экономической и социальной политики и проблем, возникающих на предприятии, непосредственно  затрагивающих интересы работников,   -критика экономической и социальной политики правительства,   -забастовка солидарности,   -требование признания профсоюза.

Забастовка для наемных работников является главным и наиболее действенным способом добиться достойной оплаты своего труда и справедливого распределения прибыли.  Сравним количество забастовочных дней на 1000 работающих по странам за 1995-2004 года: Дания- 178, Канада – 170,Испания – 141, Турция — 118, Франция – 110, Финляндия – 97,Корея – 85, Ирландия – 76, Италия – 60, зона Евро – 58, Евросоюз – 54, Австрия – 45, США – 44, Швеция – 40, Португалия – 27, Великобритания – 24, Венгрия – 18, Эстония -2, Россия  и СНГ –менее 1.

Разница в уровне забастовочной активности работников бросается в глаза, именно ей помимо эффективности труда определяется низкий уровень оплаты труда (ниже китайского) наемных работников в Казахстане. На запущенном в Канаде в 2000 году электролизном заводе Alma Smeltery средняя зарплата превышает 4000 долларов, на запущенном в 2007 году Казахстанском  электролизном заводе, использующем ту же технологию она едва превышает 400 долларов.

Достаточно сравнить количество забастовочных дней на 1000 работающих в Канаде и в Казахстане, что бы понять причину гигантского разрыва (при одинаковых ценах на реализуемый алюминий) в оплате труда. На 105 сессии МОТ Казахстан был подвергнут жесткой критике за систематическое нарушение конвенций МОТ №87 «О свободе объединения и защите права на организацию»  и № 98 «О праве на организацию и ведение коллективных переговоров». Хотя Конституция формально и гарантирует право на забастовку, но прописанная в действующем  Трудовом Кодексе процедура объявления забастовки крайне сложна и затянута по времени, что прямо противоречит требованиям конвенции МОТ № 87.Фактически ряд статей ТК лишают наемных работников права на забастовку. Согласно действующему ТК работники до начала забастовки должны выполнить следующие действия: 1)     уведомить работодателя о своих требованиях, 2) в случае несогласия работодателя с их требованиями, потребовать создания примирительной   комиссии,  3) если примирительная комиссия не добилась результатов, создается  трудовой арбитраж,  4)    только , если все возможности  для разрешения спора с помощью примирительных процедур исчерпаны, созывается собрание работников , которое может принять решение о забастовке,  5) работодатель письменно уведомляется о забастовке не менее чем за 5 рабочих дней.

Данная процедура легко может быть затянута на 30 рабочих или как минимум 42 календарных дня. Кроме того, выполнение данной процедуры при отсутствии независимого профсоюза невозможно. За всю историю Казахстана данная процедура не была выполнена ни разу. При нарушении указанной процедуры, работодателю достаточно подать исковое заявление в суд и забастовка неизбежно будет признана незаконной.

В случае продолжения забастовки признанной судом незаконной, для организаторов и агитаторов предусмотрена уголовная ответственность, для рядовых участников – возмещение ущерба работодателю и дисциплинарная ответственность (вплоть до увольнения). Именно за призывы к продолжению забастовки признанной незаконной, был осужден на два года заключения профсоюзный активист Нурбек  Кушакбаев.

Любая из произошедших в Казахстане забастовок могла быть признана незаконной. Таким образом, действующий Трудовой Кодекс лишает работников права на забастовку и предоставляет работодателю огромное одностороннее преимущество.   В то же время, в Германии достаточно набрать тайным голосованием 70% голосов в пользу забастовки и письменно уведомить работодателя.

Во многих странах предварительные примирительные процедуры носят рекомендательный характер, и их невыполнение не является основанием для признания забастовки незаконной.  11 декабря 2017 года шахтеры угольного департамента «АрселорМиттал Темиртау» начали спонтанную забастовку. Как всегда, примирительные процедуры не были соблюдены, профсоюз в организации забастовки не участвовал. Чем немедленно воспользовался работодатель, подавший 14 декабря иск о признании забастовки незаконной.

В тот же день суд вынес постановление о приостановке забастовки, в связи с опасностью  для здоровья участников забастовки. Так как все участники забастовки были совершеннолетними и могли самостоятельно оценивать риски для собственного здоровья, подобная «забота» представляется явно чрезмерной. Забастовка шахтеров АМТ со всей очевидностью показала, что наемные работники Казахстана фактически лишены права на забастовку, а гарантированные Конституцией права – не более, чем пустой звук.

Власти Казахстана явно вознамерились свести на нет забастовочное движение, уничтожить  последние независимые профсоюзы, превратить казахстанских рабочих в запуганное, аморфное стадо. Согласимся ли мы с отведенной нам ролью?   В связи с вышесказанным, предлагается кардинально упростить процедуру объявления забастовки, для чего необходимо внести в действующий Трудовой Кодекс изменения дополнения.

Так же, активистами профсоюза «Жанарту» предлагается отменить действующий закон «О профсоюзах», который нарушает права трудящихся на объединение и создание профсоюзов, монополизирует профсоюзное поле в руках лишь одного объединения. Кроме того, указанный закон противоречит конвенциям МОТ № 87 и № 98 ратифицированным Казахстаном. Взамен предлагается вернуть старый закон «О профсоюзах».

О. Л.