maxresdefault

«Младший брат Молдагасимовой работает в центральном органе службы экономических расследований — Комитете по финансовому мониторингу.

Получается, весь Комитет — это просто цепные псы в руках у Молдагасимовых. То что сейчас происходит с моим братом — это самая банальная вендетта клана Молдагасимовых” — написал сегодня Каиргали Конеев.

Конеев против Молдагасимовой

Врач Каиргали Конеев известен своими разоблачениями против СЭС Алматы. В частности, он обнародовал информацию о закупе поддельных «антикоронавирусных» костюмов для врачей на 90 млн тенге, рассказывал о фактах нарушений при выплатах компенсаций врачам. 9 декабря Алик Шпкебаев, глава Антикора, собирался вручить Конееву награду за борьбу с коррупцией, однако врач отказался: «мой родной брат находится под следствием, его подозревают в экономических преступлениях. И я считаю, что не имею морального права на эту награду».

И вот сегодня Конеев заявил, что за этими гонениями стоит клан Молдагасимовых.

Брат врача, Аманжол Конеев, ведет строительный бизнес и сейчас обвиняется в неуплате налогов на 1,5 млрд тг. Каиргали Конеев не оспаривает налоги, но возмущен тем, как ведется расследование и преследование. В частности, Аманжола задержали в конце ноября 2020-го, лишь спустя 10 месяцев после возбуждения дела, но сразу вскоре после операции, когда ему еще не были сняты швы.

Каиргали Конеев убежден, что это не случайно — арест произошел в период, когда сам врач активно выступил против санитарной администрации Алматы. В частности, против скандально известной Айзат Молдагасимовой, бывшего руководителя Департамента охраны общественного здоровья Алматы. Она прославилась тем, что после с больным коронавирусом, в рабочем порядке проводила с 10 по 13 марта селекторные совещания, посещала больницы, другие госорганы, акимат. Затем она обвинила влачей, заразившихся COVID-19 в том, что они сделали это намеренно, ради получения компенсации.

https://t.me/strogiiagashka/1427

 

“Клан Молдагасимовых преследует мою семью» — Каиргали Конеев
Часть 2: дословные обвинения Конеева

«Адвокаты отметили, что мой брат очень сильно отекает. Отеки на лице становятся очень выраженными, ему физически становится тяжело говорить. Его физические страдания очевидны.

Я все задавался вопросом, за что мой брат подвергается нечеловеческим пыткам со стороны ДЭР ЗКО?

И меня озарило.
Я вспомнил скандально известную Айзат Молдагасимову, брат которой по «темным схемам» приватизировал детскую стоматологическую поликлинику в ноябре 2018г.

У господина Молдагасимова имеется ТОО «Электроремонт», которое уклоняется от уплаты налогов в сумме 2.7 млрд тенге — за сделку с лжепредпринимателем «Nursat company», у которого с 2013 по 2017 год приобретало товары и услуги.

Данный факт неуплаты налогов подтвердил Комитет госдоходов минфина. Но у Молдагасимова все сейчас хорошо!
Чувствуете разницу?

ТОО «Электроремонт» Молдагасимова напрямую совершало сделку с лжепредпринимателем на сумму 2.7 млрд тенге. Но уголовное дело не возбудили! Мало того, в ноябре 2018 года он в РАССРОЧКУ приватизировал единственную детскую стомполиклинику!

Первоначальный взнос — 90 млн тенге, остальную сумму он должен заплатить в течении года. После приватизации на счету у стомполиклиники были миллионы тенге. То есть вложив 90 млн тенге, приватизатор Молдагасимов сразу вернул их со счета поликлиники.

Далее, ФОМС приватизатору увеличивает госзаказ на 30%. Что позволяет Молдагасимову без труда приватизировать детскую стомполиклинику.

Почему же Комитет по финансовому мониторингу Минфина не возбудил уголовное дело? Почему возбудили уголовное дело (моему брату) Конееву по мнимому факту — только за то, что субподрядчик имел дело с лжепредпринимателем? То есть даже не сама компания имела сделку с лжепредпринимателем, а субподрядчик! Улавливаете разницу?

Это все стало возможным потому что еще один младший брат Молдагасимовой работает в центральном органе службы экономических расследований — Комитете по финансовому мониторингу.

Получается, ДЭР, да и весь Комитет по финансовому мониторингу — это просто цепные псы в руках у Молдагасимовых. То что сейчас происходит с моим братом — это самая банальная вендетта клана Молдагасимовых”.